Дневник разработчиков Espiocracy 46 – государственный переворот

Дневник разработчиков Espiocracy 46 – государственный переворот

О чём тут (для тех, кому лень читать): в дневниках разработчиков рассказывается о подробностях наполнения игры Espiocracy, где вам предстоит примерить на себя роль главы службы разведки. Вы можете прочитать основную информацию в главном дневнике «Ви́дение». Остальное можно найти на странице игры в Steam.

Государственный переворот – это спланированный, быстрый и жестокий захват власти. Он обладает всеми чертами для того, чтобы быть воплощённым в видеоигре. Современный переворот со всем этим современным оружием, транспортными средствами, СМИ и прочим – почти карикатурная ситуация для игры, если отталкиваться от следования греческому принципу триединства места, действия и времени. Тем не менее, в мире не существует игр подобной тематики. В лучшем случае, некоторые игры имеют опосредованные однокнопочные механики госпереворота. Даже на поле настольных игр лишь пара-другая представителей жанра из тех, что десятилетия назад пошли в печать, обладает подобной механикой. Некоторые могут задуматься, что в этом такого непритязательного для авторов и распространяется ли это на аудиторию проектов? Связано ли это с нехваткой игр, посвящённых холодной войне?

По подобию многих других интересных вещей, раскрытых в игре, таких как интересная механика шпионажа или сильные ИИ-оппоненты, начало государственных переворотов как игровая механика могут начинаться с весьма отдалённых вещей, что для многих может оказаться чересчур неинтуитивным и экспериментальным.

Эта чётко определённая стартовая вещь обязана произойти на нулевом дне. Она задаст форму и направление всей партии. Вы не являетесь правительством, лидером государства или вдохновителем нации, чтобы, среди прочего, иметь возможность повлиять на значимые перевороты. Вам приходится иметь дело с меняющимися наборами акторов, чтобы, в том числе, и арестовывать или совершать убийство той или иной персоны. Вы являетесь разведывательной службой для того, чтобы участвовать в тайных заговорах. Вы всегда преступаете границы предательства патриотизма и предательства, чтобы оказаться ближе к действующим лицам переворота.

В какой-то степени, Espiocracy является той самой игрой про государственные перевороты, о которой мы писали парой параграфов выше. Если быть точным, это игра про две сотни удачных переворотов времён холодной войны и ещё двух сотен провалившихся весомых попыток. Давайте перейдём к нескольким начальным примерам и связанному с ними геймплею.

Франция, 1947 год

Напряжённая политическая обстановка, воинствующие акторы, а также нейтралитет или поддержка военной верхушки являются основными компонентами переворота. Франция стартует в такой ситуации с местной партией коммунистов (сталинистов!) как естественной кандидатурой в роли потенциального лидера заговорщиков.

(Это никакой не секрет или преимущество при взгляде в прошлое. В жизни, ЦРУ осведомляло Трумэна месяц за месяцем на протяжении всего 1946 года о возможных заговорах с целью госпереворота во Франции. Собственно французы подозревали радикальные намерения партии, которые претворились в жизнь в 1947 году, когда 21 человек погиб в результате теракта на ж/д линиях.)

Любой политический или военный актор способен на создание заговора с целью госпереворота после получения достаточного влияния (зависит от локальной силы политического режима). Каждое действие актора может быть раскрыто благодаря механике операций. Здесь мы обнаружили коммунистический заговор во Франции от лица испанской разведки.

Раскрыв заговор, игрок, выступающий третьей стороной в этой ситуации, может вложить дополнительные ресурсы, чтобы повлиять на ситуацию, обстоящую с переворотом. В данный момент, мы оставим его на самотёк, лишь собирая разведданные по мере его течения.

На поверхности, госпереворот – это политический процесс внутри игры, который разделяет часть своих характеристик со всеми остальными процессами, такими как, например, выборы или наследование престола. Тем не менее, его настоящий прогресс и состояние зависят от необычных факторов, таких как ограничение вооружений и лояльность людей, поиск возможности для удара или сохранение легитимности в глазах местного населения. Так, с началом гражданской войны, единоразовые происшествия станут последней каплей в чаше. Для того, чтобы переворот был по-настоящему успешным, такие события должны составить собой целую цепь (вторжение в Индокитай, смещение с поста министра, победа коммунистов в Италии, забастовки с массовыми беспорядками) которые выступают как лейтмотив для партии. Этот лейтмотив зависит от целого оркестра многих акторов, игроков и подковёрных интриг. Смогут ли коммунисты окунуть Францию в колониальную войну, чтобы пожать плоды смуты?

Как только всё становится на свои места, происходит госпереворот, для обсчитывания которого используется специальный симуляционный движок. С точки зрения третьей стороны, за переворотом можно наблюдать каждый тик (то есть, каждый, условно говоря, шаг игрового времени) или информация может быть представлена в виде простого рапорта.

Госпереворот, очевидно, обладает целой чередой значимых личных последствий для обеих сторон конфликта. Кроме того, новые акторы смогут направить страну в иную стезю. Например, Франция откажется от плана Маршалла и присоединится к Коминтерну, в то же время местное сообщество изменяется, искореняя антикоммунистический элемент. На международном уровне, нации могут посчитать новое правительство нелегитимным (включая повод для войны) или, с другой стороны, предложить помощь новому правительству.

Турция, 1950 год

Перевороты, естественно, случаются не всегда «естественным образом». Иногда, они от начала и до конца производятся разведслужбами. От лица игрока на Америке, мы находимся в поисках полезного кандидата на расширение влияния в Европе.

В этой временной линии, вся Юго-Восточная Европа не смогла противостоять наплыву коммунизма. Поэтому Турция, в которой популярны антикоммунистические воззрения, окажется прекрасной возможностью для того, чтобы закрепиться в регионе.

После построения местной сети влияния, мы можем выбрать одного из частично управляемых акторов для начала потенциального заговора. Хотя это и решение, ответственность за которое лежит полностью на акторе (который/которые могут начать сомневаться по ходу дела или могут быть подвергнуты давлению игроков), мы способны на то, чтобы втянуть любого во всякого рода действия, если есть рычаг давления.

Предоставляя дальнейшую поддержку в виде украденных материалов (сведений), подавляя коммунистическую политическую полицию, создавая возможности для удара, мы обретаем возможность успешно воплотить госпереворот. Награды за это более чем приятные: новая страна в политическом блоке, увеличение индекса мощи нашего государства и проч.

США, 1950 год

А что происходит, если государственный переворот нацелен против вашего правительства? Давайте перенесёмся к одному из самых затруднительных примеров, США, где республиканец Томас Дьюи находится в конфликте с генералом МакАртуром за обладание ядерным вооружением.

США в игре являются одной из самых защищённых от госпереворотов стран в мире. Это достигается сочетанием следующих факторов:

  1. обширная прослойка населения с активной гражданской позицией;
  2. сильные институты власти;
  3. строгий гражданский надзор за вооружёнными силами;
  4. милиция;
  5. важные медийные акторы, субакторы и медийный сектор;

Сценарий, при котором актор способен устроить госпереворот в США требует того, чтобы факторы выше потеряли своё значение. Это может произойти как результат внешних влияний, таких как большое количество операций КГБ или цепи глобальных кризисов. Как только эти события начинают происходить одно за другим и в ответ на них принимаются неоднозначные решения и возникают внутренние противоречия, региональный игрок может не только обнаружить заговор с целью переворота, но также может быть обременён весом тяжёлых решений: от прямой поддержки или срыва заговора, вплоть до влияния на работу госмашины. Одновременно с ходом заговора, с одной стороны, переворот может иметь большое количество плюсов для правительства. С другой стороны, в случае провала, это может привести к раскрытию наших предыдущих операций в регионе, суду и окончанию игры с концовкой «Великое предательство».

За кулисами

  • В первых версиях игры  госпереворот расценивался как спецоперация. В течение двух лет разработки, этот концепт эволюционировал в актор-зависимую механику, сфокусированную на своеобразном однодневном «дворцовом перевороте». В любом случае, игра всё ещё обладает размытым подходом к таким определениям и игрок волен устроить переворот вовсе без предварительного заговора, просто, к примеру, убив или заключив под арест лидера правительства, в то время как следующий по старшинству уже стоит в очереди на наследование.
  • Брайан Трэйн описал все(!) игры, имеющие механику госпереворота в этой небольшой статье, которая послужила вдохновением для издания настольной игры «Palace Coup». Так что Escpiocracy не одна в своём роде.
  • Исторические перевороты обладают будоражущей степенью детализации и глубины. Многие из этих интересных историй закрадутся в игру в ходе разработки. Такие как, например, история о группе наёмников, нанятых Францией, для того чтобы устроить госпереворот в маленьком островном государстве, которые, однако, покинули своих нанимателей, чтобы присоединиться к заговорщикам-Гуленистам, используя всё это время чат в онлайн-игре как средство зашифрованной коммуникации.

Последние замечания

Само собой разумеется, что на скриншотах сейчас есть много временных плейсхолдеров, которые в скором времени заменят. Отстройка симуляционного движка в данный момент не дотягивает до желаемого состояния. В будущем мы снова вернёмся к этой теме, вместе с расширением тематики современных государственных переворотов и более запутанных ситуаций.

«Чилийская любовь к милитаризму самому по себе была так сильно опорочена нацией, что им понадобились американцы, чтобы они устроили переворот за них» — Кристиан Густафсон.

Оригинал на английском

Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Inline Feedbacks
Показать все комментарии